у самолётов нет моторов, у них – двигатели

Иногда нужно разбираться в устройстве тех или иных вещей просто для того, чтобы прослыть грамотным человеком. Например, вы можете никогда не работать напрямую с самолётными двигателями, но, в кругах профессионалов, надо как минимум называть вещи исключительно своими именами.

Начать хотя бы с того, что у самолётов нет моторов, у них – двигатели. Конечно, тут следует сделать оговорку, что в малой авиации порой применяются до сих пор старотипные поршневые моторы, но вот за фразу «реактивный мотор» более опытные специалисты в области авиации просто перестанут с вами считаться.

Но это поверхностные знания. Иногда надо копать ещё глубже и знать устройство двигателя более досконально. Например, турбины. Как часто можно услышать расхожее такое выражение «гул турбин». Но вот проблема – во многих двигателях турбин в принципе нет. А если они и есть – то это лишь вспомогательная часть двигателя. А гудит воздухозаборник наравне с реактивным соплом – вряд ли турбину в принципе можно как-то отдельно услышать.

И уж тем более нельзя говорить о том, что у турбин есть сопло. Опять же, под ним подразумевается являющийся частью самолёта воздухозаборник. Увы, часто люди не удосуживаются уточнить истинное значение слов. Одно дело, когда это просто обычные люди, далёкие от авиации, другое дело – когда это, например, представители СМИ, за которыми будут повторять неверные формулировки тысячи людей. Именно так получаются стереотипы, именно так оказывается, что под крылом самолёта, оказывается, взялись две турбины или же, не дай бог, реактивный мотор. Так что выражайтесь исключительно правильно, если хотите избежать косых взглядов.