Легион Кондор в Испании

Немцы были организованы в Легион Кондор, который был оснащён самыми современными самолётами и специально обученным персоналом. Многие из новейших самолётов были испытаны в реальных боевых ситуациях, в том числе Хейнкель He-111 и Мессершмитт Bf-109. Легион был разделён на бомбардировочный, истребительный, разведывательный, гидросамолётный, связной, медицинский и зенитный батальоны, а также включал в свой состав экспериментальную лётную группу. Начальником его штаба был полковник Вольфрам фон Рихтгофен, двоюродный брат «Красного Барона».

Первая задачей немецкого Легиона Кондор была эвакуация 20 000 националистов, блокированных в Марокко, в Севилью. Легиону Кондор удалось эвакуировать войска по воздуху, такого раньше никогда не делалось. 6 августа двадцать транспортных Юнкерсов Ю-52 прибыли в Марокко. В течение ближайших двух месяцев, Легион Кондор перевёз все войска националистов в Севилью, потеряв только один самолёт.

После этой операции, Легион Кондор занялся другими делами. Они заключались в налётах на республиканские войска и воздушной поддержке наземных сил. Была опробована тактика как стратегических, так и тактических бомбардировок. Хотя военная мысль того времени ещё только обсуждала эффективность воздушной бомбардировки, немецкие войска в Испании уже получали практический опыт.

Легион Кондор начал применять тактические бомбардировки после того, как советские самолёты начали поступать на вооружение республиканцев в октябре 1936 года. Бомбовые удары ослабляли войска перед атакой. В Бильбао, на севере Испании, были применены ковровые бомбардировки, чтобы разрушить республиканский «Железный пояс», 35-километровую оборонительную линию.

Но наибольшее внимание привлекли стратегические бомбардировки. В начале, они осуществлялись грубыми методами; республиканским бомбардировщикам дали туристические карты, чтобы находить заданные цели. Но вскоре эти бомбёжки стали обычным делом. Тем не менее, не было никаких беспорядков или восстаний в тылу, как предсказывали теоретики. Вместо этого, гражданское сопротивление и решимость с обеих сторон только усиливалась.