Авианалёт на Лондон

Стало также ясно, какие преимущества могут быть получены при участии в воздушном бою над своей собственной территории (уроки, которые были бы полезны при переносе воздушной войны в Германию). Мессершмитт Bf-109 был очень плохо бронирован, а это означало, что малейшее попадание сбивало самолёт, как правило, при этом лётчик погибал. Британские самолёты, возможно, были медленнее, но они были намного лучше защищены.

Доудинг даже боролся за установку пуленепробиваемого стекла для кабин. Харрикейн или Спитфайр мог получить много попаданий и продолжать борьбу. Bf-109 использовали 75 процентов топлива просто для перелёта к месту боя и возвращения. Это означало, что британские самолёты имели в два-три раза больше времени для вылета, чем немецкие самолёты. Поврежденный британский самолёт мог приземлиться в поле или на соседнем аэродроме, получить ремонт, и снова подняться в воздух через несколько часов.

Немецкий лётчик, самолёт которого был повреждён в бою, мог только надеяться, что вернётся через Ла-Манш, большинству этого не удалось сделать. К началу сентября RAF загнали Люфтваффе в тупик, невероятное достижение, учитывая те преимущества, которыми пользовались немцы.

Когда оказалось, что стратегическая победа над RAF невозможна (или не так скора, как ожидалось), Гитлер заявил, что он отомстит за британские бомбардировки Берлина, изменил стратегию и попытался запугать англичан, направляя свои авианалёты на Лондон и другие британские города, а не на аэродромы RAF.

Такая тактика работала в прошлом, и она нравилась фюреру, любящему всё драматическое. (Звуки сирен Штук нравился Гитлеру гораздо больше, чем эффективность бомбометания с пикирования. Беседуя об атомной бомбе, Гитлер сказал о том, какой великолепный грохот она могла бы издать, и был сильно разочарован, когда ему объяснили, что те, кто услышит этот звук, не переживёт взрыв бомбы). Это считается ещё одной грубой ошибкой в ведении воздушной войны, и британцы были благодарны врагам за эту передышку.