Мистель

В ходе Второй мировой войны Германия пришла к разработке управляемых бомб и ракет. В дополнение к обычному теперь управляемому вооружению, такому как ракеты Hs-293 и бомбы Fritz X, KG 200 имел в своём распоряжении самый тяжёлый и уникальный тип оружия, самолёт-бомбу Мистель.

Мистель – это бомбардировщик, как правило, Юнкерс-88, который был превращен в огромную ракету, на нём кабина пилотов заменялась боеголовкой весом в четыре тонны, а на верху фюзеляжа располагалось крепление, для переноски истребителя. Органы управления беспилотного бомбардировщика были подсоединены к истребителю, так что пилот истребителя мог вести «двойной» самолёт к цели, как правило, большой неподвижной стратегической цели, такой, как плотины, электростанции или большой мост, после чего он направлял бомбардировщик на цель в крутое пике, а затем отсоединял от него истребитель и летел домой. Мистель имел большую дальность и мог уничтожать самые большие цели.

Первое применение произошло в июне 1944 года, когда четыре Мистеля потопили корабли в Английском канале. Люфтваффе планировало также уничтожить Мистелями крупнейшие советские гидроэлектростанции, и тем самым сократить производство электроэнергии в СССР на 75%, но большинство из Мистелей были уничтожены на земле, воздушными атаками американцев. Последний боевой вылет Мистелей состоялся в марте 1945 года, под личным руководством Вернера Баумбаха, командира KG 200. В этой миссии участвовала большая группа Мистелей, большинство из них были сбиты, но пять Мистелей разрушили крупные мосты в Восточной Германии, чтобы задержать продвижение Советской армии в Германию.

Немецкие камикадзе

Мистель был самолётом-самоубийцей, но без пилота. Поскольку Германия проигрывала войну, некоторые особо фанатичные и влиятельные нацисты, такие, как Райч, известная лётчица-испытатель, и довоенная чемпионка-планеристка, Отто Скорцени, эксперт по специальным операциям и Хайо Херрманн, старший бомбардир и пилот ночного истребителя, которые предлагали использовать добровольцев в качестве пилотов-смертников, чтобы преодолеть технологическое и численное преимущество союзников. Идея коренилась в немецкой мифологии, которую прославляла нацистская пропаганда. Было такое понятие, как «Тотенритт».

Гитлер не хотел этого, но, в конце концов, согласился на просьбу Райч о создании подразделения лётчиков-смертников, при условии, что оно не будет брошено в бой без его одобрения. Новое подразделение, под названием «Эскадрилья Леонида» или Зельбсто́пфер (Самопожертвование), также вошло в состав KG 200.

Леонид был греческим воином, царём Спарты, который в 480 году до нашей эры остановил вторжение персидской армии в узком проходе в Фермопилах, в восточной Греции, с войском всего в 300 элитных воинов, которые сражались до последнего человека. Их жертва спасла Грецию от оккупации, и статуя Леонида до сих пор стоит в Фермопилах. Отчаявшиеся нацистские фанатики думали, что они могут спасти Германию тактикой самоубийств.

В этом деле должен был использоваться Fi-103 Райхенберг, пилотируемый вариант немецкой крылатой ракеты Фау-1, оснащенный небольшой кабиной и органами управления. После гибели двух добровольцев, при попытке поднять его в воздух, опытная лётчица Райч успешно выполнила первый полёт на нём. Она же первой записалась в качестве пилота добровольца. Первоначально 24 крылатых ракеты Фау-1 были модифицированы в пилотируемые ракеты, и более 70 добровольцев, в основном молодые новобранцы, начали подготовку к полётам на Фау-1. Теоретически они должны были попытаться спастись после наведения ракеты на цель, в отвесном пике, но было ясно, что шансы на выживание были очень низкими. Кроме того, в отличие от гораздо более быстрой японской ракеты Оха, пилотируемой камикадзе, которая была намного быстрее, чем все тогдашние истребители союзников, реактивный двигатель Фау-1 был недостаточно мощным и мог быть перехвачен.

Эскадрилья самоубийц KG 200 никогда не была использована в бою, потому что Вернер Баумбах и его начальники считали ненужным трату жизней и ресурсов, а также отдавали предпочтение Мистелю. Баумбах утверждал, что Мистель был лучше, чем ракета с самоубийцей, из-за меньшего риска для экипажа. Пилот Мистеля имел шанс вернуться.

Со временем, была применена ещё одна тактика самоубийственных атак. Простой таран тяжёлых бомбардировщиков, предложенный Хайо Херрманном, командиром подразделения ночных истребителей. Истребительная группа 300 (JG 300) использовало эту тактику в конце войны, с применением обычных Ме-109 и FW-190. Эта тактика использовалась всего несколько раз, с переменным успехом. В результате таранов было уничтожено несколько бомбардировщиков, и те немногие пилоты истребителей, которым удалось выпрыгнуть с парашютом, были расстреляны в воздухе разъярёнными стрелками летящих рядом бомбардировщиков.

В последние дни Второй мировой войны группа KG 200 переправила уцелевшие спецсамолёты на юг Германии, документы, рассказывающие о её тайной деятельности были уничтожены, и на этом её тайная война закончилась.

В марте 1945 года, незадолго до окончания Второй мировой войны, Вернер Баумбах, заслуженный пилот бомбардировщика, командир KG 200, был назначен главой бомбардировочного командования Люфтваффе, точнее тем, что от него осталось. После войны, так и оставшись нацистом, он написал автобиографию. Дух полной секретности KG 200, который оставался даже после войны, лучше всего доказывает тот факт, что в то время как он описывает свою долгую и выдающуюся службу во время войны в качестве пилота бомбардировщика Люфтваффе, он даже не упоминает о KG 200. Как и многие нацисты, он эмигрировал после войны в Аргентину, где работал в качестве лётчика-испытателя. Он погиб в 1953 году, в возрасте 36 лет, во время испытательного полёта, унеся с собой в могилу множество секретов KG 200.