Марсель Блох

Конец войны хотя и принес мир во Францию, но инфраструктура страна была разорена четырьмя годами непрекращающейся войны, подобной которой никогда не случалось прежде, она оставила глубокие шрамы, не только физические. В результате потребовалось некоторое время для восстановления промышленности. Неудивительно, что заказы на военные самолёты после перемирия сильно уменьшились, в результате сокращения ВВС.

Как и Соединенное Королевство, Франции представляла собой империю, раскинувшуюся по всему миру, и её нужно было держать под контролем. Антифранцузские элементы во Французском Марокко требовали независимости от своих колониальных хозяев, так же как и антибританские элементы в Индии хотели, чтобы британцы покинули их страну. 27 апреля 1925 года началась так называемая Рифская война в Марокко, в ходе которой ВВС осуществляли как тактическую, так и материально-техническую поддержку войск. Боевые действия закончились в декабре 1934 года, через пять месяцев после того, как ВВС обрели независимость от армии.

В отличие от Великобритании, во Франции большое значение в процессе принятия решений о производстве самолётов играло политическое влияние, то, какие самолёты должны быть в военно-воздушных силах, решающее влияние оказывало лоббирование во французском парламенте. В то время французская авиационная промышленность в основном состояла из небольших компаний, таких как Latécoère, Morane-Saulnier и Amiot, работающих скорее в масштабе ремесленных мастерских, а не промышленных предприятий. Редким исключением из этого правила был Марсель Блох, чья компания начинала с изготовления винтов во время Первой мировой войны и была предшественницей сегодняшней авиакомпании Дассо авиасьон. Он предвидел кризис, ожидающий эту отрасль промышленности, и поэтому он объединился с компанией Анри Потэ. Оба эти имени, Блох и Потэ, станут очень значимыми в будущей французской военной авиации. Вместе они создали компанию SASO, «Воздухоплавательное общество Юго-Запада», которая разработала такие самолёты, как М 200 и Блох MB.210.

Тем не менее, французская авиационная промышленность оказалась не способной производить достаточно самолётов, несмотря на то, что в январе 1933 года пришел к власти Гитлер и к марту 1935 года, демонстративно проигнорировав решения Версальского договора, объявил о существовании Люфтваффе. Национальная безопасность оказалась под угрозой, поэтому Пьер Кот, французский министр авиации, решил, что производство военных самолётов – слишком важно для национальной безопасности, чтобы оставить его в руках частных предприятий.