Японский лётчик

ВВС японской императорской армии сражались вместе с флотской авиацией вплоть до середины лета, а потом их оставшиеся самолёты были отведены в резерв, в ожидании вторжения на Японские острова.

С этого момента, всё стало ещё хуже. В течении последних пяти месяцев войны американские истребители могли появиться в воздухе в любой момент, поэтому один только взлёт японского самолёта был проявлением мужества. В середине марта B-29 начали бомбить ночью и с малых высот, засыпая города Японии зажигательными бомбами. В огненных бурях погибли многие тысячи японцев. Первый такой рейд на Токио произошёл 18-19 марта. Погибло 130 тысяч японцев, и один миллион остался без крыши над головой.

Города Японии были густо заселены и выстроены из очень огнеопасных материалов. Этот налёт был намного хуже, с точки зрения последствий, чем атомные бомбардировки, которыми американцы завершили войну. Зажигательные рейды продолжались вплоть до конца войны, хотя после первых нескольких месяцев в Японии уже не осталось подходящих для этого городов, потому что большинство из них уже были уничтожены.

Японцы к этому времени пытались рассредоточить свою военную промышленность по маленьким мастерским, расположенным в жилых районах, особенно те, которые были связаны с производством военных самолётов, а также по заводам, выпускающим вентиляционное и отопительное оборудование. Это считалось поводом для проведения зажигательных рейдов.

Правильно это или неправильно, сейчас трудно судить. Зажигательные рейды могут считаться одним из видов психологической войны (то есть, чтобы заставить японцев сдаться, сломив их волю к сопротивлению) или геноцидом гражданского населения. Так к ним стали относиться после войны. Но американцы того времени, после трёх лет жестокой войны, не страдали от подобных угрызений совести. Также не совсем ясно, позволял ли уровень технологий того времени осуществлять точечные дневные бомбардировки промышленных объектов.

Американская пропаганда того времени уверяла, что бомбардир B-17 или B-29 с помощью бомбового прицела Норден мог попасть бомбой в «бочку с огурцами» с высоты 10 000 метров. Исследование последствий американских бомбардировок, проведённое после войны, свидетельствует, что 50% всех бомб, сброшенных с высоты 8 000 метров бомбардировщиками B-17 на европейском театре военных действий, падало в радиусе 500 метров вокруг точки прицеливания. Это немного больше, чем бочка с огурцами. Остальные 50% могли упасть практически в любом месте, даже в нескольких километрах от точки прицеливания.

Учитывая такую «точность», можно предложить три возможных способа улучшения ситуации: бомбёжка с малых высот в дневное время, повышение точности с помощью управляемых бомб или применение настолько разрушительной бомбы, что расстояние от точки прицеливания уже не имело бы значения. Первый метод был бы приемлем, если у вас было бы господство в воздухе, и если зенитный огонь не был бы слишком плотным. Второй метод был испробован во время войны, но не дал удовлетворительных результатов. Третий подход был применён в Хиросиме и Нагасаки.