Задай им жару, Ганс

Какими бы тяжёлыми ни были потери 306-й группы, потери 305-й бомбардировочной группы были ещё большими, на самом деле, самыми тяжёлыми из всех групп в тот день. 305-я группа должна была занять место ниже лидирующей группы 40 авиакрыла. Но она опоздала к точке сбора на восемь минут. После этого командир группы попытался связаться с ведущей группой 40-го крыла, но не смог этого сделать. Не желая терять времени, группа перелетела в другой сборный пункт, где они вошли в визуальный контакт с первым боевым крылом. Как и 40-е авиакрыло, первое также не имело нижнюю группу. После радиопереговоров с командиром первого крыла, 305-я группа заняла это место в формации.

Несмотря на то, что нижнее положение группы считалось наименее завидным в крыле, из-за большей уязвимости от зенитного огня и нападений вражеских истребителей, члены экипажей 305-й группы, испытали некоторое облегчение, потому что они больше не были частью ведущего крыла, которое в последние недели становились частой мишенью для немецких лобовых атак. Это чувство облегчения продлилось недолго, когда командующий налётом полковник Бад Пизли приказал первому крылу стать лидером, потому что его крылу, 40-му, не хватало нижней группы. Боевое расписание запрещало ведущему крылу входить на территорию Германии в составе менее трех групп, из-за новой тактики немцев – лобовых атак. 40-е крыло сместилось выше и левее первого.

Дополнительные самолёты выше над ними в формации не очень помогли 305-й группе. Тринадцать из шестнадцати её самолётов погибли до достижения цели. Оставшимся трём удалось отбомбиться по цели и вернуться на родную базу в Челвстон. С другой стороны, дополнительная огневая поддержка пригодилась другим группам в первом крыле. Каждая из трёх других групп потеряла лишь по одному самолёту. 40-е крыло потеряло девятнадцать из своих тридцати семи самолётов.

«Внутренняя связь была забита постоянной болтовней, поскольку вся команда сообщала о том, где появлялись истребители Люфтваффе», вспоминал Джин Карсон, хвостовой стрелок из 388-й бомбардировочной группы. «Я молча опустился на колени. Мне нечего было сказать… Никто мне не говорил, что немцы висят на хвосте. Люфтваффе были повсюду вокруг нас… Нас просто рвали на части».