B-24 "Liberator"

3-я авиадивизия вынесла основную тяжесть атак на обратном пути, первая же воспользовалась более безопасным, южным маршрутом над Германией и Францией. Единственной защитой бомбардировщиков была жесткая формация и ответный огонь бортовых стрелков, пока не прибудут Тандерболты, что ожидалось недалеко от города Аахен.

Когда бомбардировщики достигли французской границы, никаких своих истребителей они не встретили. Погода в очередной раз нанесла сокрушительный удар по Восьмому флоту. Туман сгущался, в результате чего истребители сопровождения остались на земле. Хотя не так яростно, как над Германией, Люфтваффе продолжали преследовать бомбардировщиков над оккупированными странами, а в нескольких случаях и вплоть до Английского канала.

Но добраться до канала не означало полной безопасности. «По окончании миссии… Английский канал не всегда был тихой гаванью. Поисково-спасательные лодки RAF были всегда наготове, чтобы забрать приводнившихся лётчиков… Только когда мы приземлились, вырулили на стоянку и выключили двигатели, только тогда мы почувствовали некоторое облегчение», вспоминал Пьяцца.

Другие были не столь удачливы. Окончание этого смертоносного дня над Англией полностью соответствовало его началу. Погода, в сочетании с повреждениями бомбардировщиков, была, по крайней мере, частично, ответственна за последние пять потерянных бомбардировщиков. Нехватка топлива и блуждания в поисках аэродрома, да и низкая облачность, заставили экипажи этих самолётов покинуть их. Все пять самолётов были потеряны, но все пятьдесят членов экипажей выжили. Таким образом, общее число бомбардировщиков, потерянных за последние десять часов, достигло шестидесяти, что сделало налёт на Швайнфурт самым дорогостоящим вылетом в истории 8-й воздушной армии.

«Сначала я почувствовал удивление, что мы остались живы и вернулись на старую добрую землю не по частям, плюс ощущение ценности жизни, которое я храню и по сей день», говорил Хоффман. «После доклада, мы пошли спать, мы были полностью измотаны и умственно, и физически, этот вылет выжал нас полностью. Я думаю, что для всех, кто там был, это была правда. Выражение «Мы сделали всё, что могли», ближе всего передаёт истину».