Хейнкель Не-177

Прежде чем союзники вторглись на побережье Нормандии, до того, как советская армия сломала хребет некогда непобедимому германскому вермахту, до того, как немецкое небо заполнилось союзными бомбардировщиками, которые, казалось, летали без каких-либо помех со стороны немецких истребителей, некогда могущественные Люфтваффе производили впечатление силы, которая готова остановить любое вторжение противника в Европу. И вправду, волна оптимизма прошла по офицерскому корпусу Люфтваффе, когда поток нового вооружения, людей и боевых машин начал поступать в авиационные части. К концу мая 1944 года некогда сильно потрёпанные Люфтваффе обладали внушительной огневой мощью.

В их рядах теперь состояли 2,8 млн. мужчин и женщин. Общее число боевых машин достигло 4500 полностью боеготовых самолётов, в том числе новых и более мощных, таких как реактивные истребители Мессершмитт Me-163 и Me-262, а также реактивные бомбардировщики Арадо Ar-234. Кроме того, были модернизированы тяжёлые бомбардировщики Хейнкель Не-177. Также, завершалась разработка реактивных ракет Fi-103 или Фау-1 и более мощных А-4 (Фау-2).

Этот приток вооружений был, в основном, заслугой Министерства военной промышленности под руководством Альберта Шпеера. С конца 1942 года заводы по производству немецких самолётов постоянно находились под бомбовыми ударами британской бомбардировочной авиации по ночам и Восьмого флота ВВС США в светлое время суток. Тем не менее, Шпеер добился успеха. Он оптимизировал производство, сняв с него много устаревших моделей самолётов, распределив производство фюзеляжей, деталей самолётов и, что ещё более важно, запчастей для двигателей, по двадцати семи основным производственным центрам, разбросанным по всей стране.

Он также курировал строительство нескольких крупных подземных сооружений, в которых производилась окончательная сборка самолётов. Самой главной задачей, направленной на усиление боевой мощи Люфтваффе, стало производство авиационного топлива, нехватка которого в несколько раз снизила количество боевых вылетов, в марте 1944 года производство авиационного топлива достигло рекордного уровня, около 200 000 тонн. Эта цифра увеличила стратегические запасы топлива Люфтваффе до 580 000 тонн. Прямым результатом всех этих мер стало то, что в декабре общий объём производства немецкой авиационной промышленности увеличился на пятьдесят процентов.