Предательство Геринга

В это время в берлинском бункере Адольфа Гитлера ситуация приближалась к кульминации. Гитлер начал отдавать приказы истощенным боевым подразделениям Люфтваффе атаковать советские войска. В частности, один приказ ошеломил генерала Карла Коллера, начальника штаба Люфтваффе, который находился рядом с фюрером в бункере. Гитлер предложил передать командование над всеми реактивными истребителями и бомбардировщиками Хансу Ульриху Руделю, известному асу-штурмовику, который мало что знал о новых реактивных самолётах. Коллер и другие чины Люфтваффе попытались отговорить Гитлера от этой идеи. Ситуация еще более ухудшилась, когда в первой половине дня 21 апреля Берлин был обстрелян советской дальнобойной артиллерией. Гитлер пришёл в бешенство. Он потребовал от Коллера разъяснений по поводу бездействия Люфтваффе.

Коллер попытался в очередной раз объяснить Гитлеру тот факт, что большинство подразделений Люфтваффе были уничтожены, а те, что остались, были практически небоеспособны из-за нехватки топлива и боеприпасов. Фюрер был возмущён, что истребители Ме-262 не взлетели с аэродрома в Праге для поддержки осажденного берлинского гарнизона 22 апреля. Коллер ответил, что силы Люфтваффе окружены со всех сторон превосходящими силами врага, и для защиты Берлина делается всё, что в человеческих силах.

К концу дня 22 апреля, Гитлер начал видеть понимать, что всё кончено. Теперь и он пришёл к выводу, что война проиграна. Многие пытались убедить фюрера покинуть столицу, но он отказался. Вместо этого Гитлер приказал своим секретарям вынести его личные документы во двор бункера и сжечь их. Он приказал снять все войска Вермахта, сражавшиеся на западе и бросить их на восток. Между тем, рейхсмаршал Герман Геринг, который был первым заместителем Гитлера, начал вынашивать план, чтобы принять власть над Третьим рейхом. Он воспользовался возможностью и, прежде чем с берлинским бункером прервалась связь, 23 апреля послал телеграмму Гитлеру. В этой печально известной телеграмме Геринг заявил о своем намерении взять власть. Он привел в качестве причины решение фюрера остаться в Берлине, несмотря ни на что, и напомнил о декрете Гитлера от 29 июня 1941 года, по которому, если фюрер является недееспособным в любой форме, рейхсмаршал становится официальным лидером Германии.