Либерейтор

Это письмо, датированное ещё 27 маем 1943 года, было написано Харрисом шести командирам групп, в нём излагаются его планы на будущее. Первая его часть приводится здесь.

«Совершенно секретно.

Командование бомбардировочной авиации.

Оперативный приказ номер 173. Номер копии: 23. Дата: 27 мая 1943 года.

Важность Гамбурга.

Второй по величине город в Германии с населением в полтора миллиона человек хорошо известен и не нуждается в дополнительном описании. Полное уничтожение этого города позволит достичь выдающихся результатов в плане сокращения промышленного потенциала военной машины противника. Это, в сочетании с воздействием на моральное состояние немцев, которое будет ощущаться по всей стране, сыграет очень важную роль для победы в войне.

«Битва за Гамбург» не может быть выиграна за одну ночь. Считается, что должны быть сброшены по крайней мере 10 000 тонн бомб, чтобы завершить процесс его ликвидации. Для достижения максимального эффекта от воздушных бомбардировок, этот город должен быть подвергнут постоянным атакам.

Силы бомбардировочной авиации будут состоять из всех доступных тяжёлых бомбардировщиков, а по ночам к ним присоединятся средние бомбардировщики. Остается надеяться, что ночные атаки будут предшествовать или следовать за дневными налётами тяжёлых американских бомбардировщиков.

Цель – уничтожить Гамбург.»

В конце июля 1943 года, во время изнуряющей летней жары, «бомбардировщик» Харрис приказал военно-воздушным силам начать массовые воздушные налёты на Гамбург, важнейший промышленный центр Германии и крупнейший морской порт на Европейском континенте.

Для защиты самолётов, командование применило новый технологический трюк, под названием «окно». Один из самолётов сбрасывал тонкие полоски алюминиевой фольги, пролетая над Германией. Трепеща в воздушном потоке, металлическая фольга появлялась на экранах радаров, контролирующих прожекторы и зенитные пушки, заставляя их беспорядочно шарить по небу. Немцы, в конце концов, разгадали эту уловку, но не раньше, чем Гамбург был разрушен за неделю опустошительных налётов.

В 9 часов вечера 24 июля на улицах Гамбурга завыли сирены. Люди поспешили в свои подвалы и подземные бункеры, бомбы начали рваться. Лучи прожекторов рыскали по небу. Люди знали, что они должны были делать. Особой паники здесь не было.

В течение нескольких минут, фугасные, фосфорные и напалмовые бомбы падали на город. Здания вспыхнули. Возник ураганной силы ветер, со скоростью 250 км/ч, втягивающийся в вакуум, возникший от пожаров, с корнями вырывая деревья, разрушая здания. Двадцать квадратных миль в центре города сгорели в адском пламени, который бушевал целых девять дней.