Налёт на Нюрнберг

Харрис любил выбрать цели, имеющие символическое значение. Нюрнберг был одной из таких целей – Гитлер назвал его самым немецким из всех немецких городов. Это была родина Третьего рейха, сценой массивных ночных митингов, запечатлённых нацистскими пропагандистскими фильмами.

Харрис так хотел уничтожить Нюрнберг, что он запланировал бомбардировку в ясную ночь с ярко светящей луной, когда самолёты, как правило, оставались на земле. Харрис надеялся, что облаков будет достаточно, чтобы скрыть формацию бомбардировщиков, и отправил самолёт-метеоразведчик Москито, чтобы узнать погоду над целью.

В 3:30 вечера этот самолёт вернулся. Его пилот сообщил, что погода всюду была безоблачная, кроме самого Нюрнберга.

Некоторые советники Харриса пытались отговорить его от этого налёта. Несмотря ни на что, Харрис решил идти напролом. Вечером 30 марта 1944 года, экипаж самолета «Вилли», один из 782 других бомбардировщиков, готовится к вылету на бомбёжку Нюрнберга. Джим Моффат сидел в хвостовой турели, Ллойд Смит – в средней верхней. Когда заработали двигатели Rolls Royce Merlin, чувство страха усилилось.

Многие всё ещё надеялись на отмену рейда. Некоторые члены экипажа пытались отвлечься от мыслей, занимаясь своими делами. Другие молились, может быть, первый раз в жизни. Формация самолётов в эту ночь должна была протянуться на 100 километров. Маршрут был рассчитан так, чтобы пройти над Нюрнбергом за 17 минут, сконцентрировав разрушительную силу рейда.

Уже в сумерках последние бомбардировщики поднялись в небо. Когда самолёты поднялись над облаками и начали строиться в формацию, все лётчики ощутили одно и то же незнакомое и неприятное чувство. В лунном свете они были полностью открыты и уязвимы. Некоторые штурманы включили новый радар H2S, не понимая, что мгновенно выдали свое местоположение немецким ночным истребителям.

Когда бомбардировщик «Вилли» подошел к Нюрнбергу, немецкий истребитель сел ему на хвост. Пилот самолёта вошёл в крутой вираж и чудом избежал его огня. Наконец, показалась цель. Бомболюки открылись, бомбардир вперился взглядом в прицел, и экипаж затаил дыхание.

В ночь Нюрнбергского рейда, 96 бомбардировщиков не вернулись на базу. Погибло 545 лётчиков, это больше, чем погибло во время всей битвы за Британию. Нюрнберг стал наихудшим поражением Харриса, и в своих мемуарах, подробно описывающих любимый рейд Харриса, рейд на Гамбург, нет ни одного упоминания о рейде на Нюрнберг. Его одержимость уничтожением немецких городов и гражданских жителей, будет продолжаться до конца войны.